Великий русский с сербской душой! Евгений Вучетич – Художник с Правдoй и стойкостью Бессмертника из казачьей легенды!

Великий русский с сербской душой! Евгений Вучетич – Художник с Правдoй и стойкостью Бессмертника из казачьей легенды!

 6 Votes

Наталья Пичурина
Цикл: Русские сербы – Сербские руские

10621136_685269718230664_1076190817_n

Первый раз в Музей истории донского казачества я попала ещё в школьные годы. Во время каникул бабушка повезла меня в Новочеркасск. Лето было жаркое и трудное для Ростовской области, наши врачи боролись со вспышкой Крымской геморрагической лихорадки, тяжелой болезни от которой умирали люди. Бабушка, мудрый и знающий эпидемиолог, прятавшая за яркой внешностью высочайший профессионализм и талант организатора, возглавляла тогда Комитет по борьбе с этим неожиданным злом.

Приезд любимой внучки делу не помешал. И отправилась бабуля в столицу донского казачества вовсе не на экскурсию, а на жёсткий и серьезный разговор с вирусологом из Соединенных Штатов Америки, лицом не последним в иерархии пентагонской медицины. Как теперь понимаю, того человека мало радовали успехи советских учёных в победе над смертельной инфекцией, его интересовали совсем другие вещи. Потому моё детское присутствие должно было придать встрече более мягкое течение.

В программу приёма американца входил стандартный набор действий: экскурсия по городу, посещение Вознесенского войскового кафедрального собора, обед с донской ухой под рюмочку уникального местного коньяка (после которого, крепко пьющий любитель русских тайн долго не мог прийти в себя) и посещение знаменитого Музея истории донского казачества.

Пока иностранный гость, восполняя пробелы гуманитарного образования, гулял по музею, бабушка Татьяна подвела меня к бронзовой скульптуре в центре зала. Перед нами на камне, чуть ссутулившись, в глубоком раздумье сидел человек в высоких сапогах и старинной казачьей одежде. Став рядом мы замолчали охваченные напряженной торжественностью. Вдруг показалось, что разделяющих нас эпох больше не существует. На расстоянии вытянутой руки сидел сам Степан Разин.

Серьезные психологи хорошо знают силу детских ощущений. Действительно, с того самого дня меня не покидает чувство сопричастности с донской историей, и любовь к этому удивительному музею. Тогда, новочеркасский Разин поразил своей непохожестью с образом, сформированным учебниками и показным пафосом штампованных памятников. Казалось, скульптор совершил чудо, остановив время, дав герою минутку тишины и долгожданного отдыха… и, вот сейчас, Атаман, передохнув на донском берегу, сядет на своего степняка, и за ним, вдохновлённые грядущей победой поскачут верные казаки. В его лице не было покоя, высокий лоб напряжён, тяжёлые мысли сурово сдвинули чёрные брови: решение принято, и обратной дороги нет…

10627452_685286158229020_2091600768_o

Непонятным мне было другое, сильная казачья рука держало не оружие, оно в ножнах, а нежный стебель степного цветка. Точно такого, который мы только что видели по дороге в Новочеркасск.

«Посмотри, это чудо создал наш земляк Евгений Вучетич. Скульптура его подарок музею. Вучетич уехал из Ростова в Москву, а все равно, видишь, скучает по Дону», сказала бабушка. «Потому и цветок-бессмертник Атаману в руку вложил».

Казачий Дон – край суровой истории. Полувоенный быт и трудная жизнь всегда рождали не самые романтические сказания. И потому, так неожиданно в этом музее казачьего мира и войны прозвучала бабушкина легенда о бессмертнике.

Рассказала она так:

«В стародавние времена вечных казачьих войн, красавица-станичница потеряла в татарском плену всех своих любимых: отца, мужа и сына. Без лишних слёз, не раздумывая о трудностях, собрала нехитрый скарб, и пешим ходом пошла в самоё логово врага. Много горя было по пути в Орду. Видела молодуха испоганенные Храмы, куда ордынцы загоняли коней. Прошла через разрушенные огнём города и обезлюдевшие деревни. Погоревала над вытоптанными полями, где только вороны собирали последние зёрна. Шла долго, сердцем чувствуя путь, которым гнали в чужие земли её кровиночку.

Казачка пришла к Хану в обвешавшей одежде, босая, с ногами, стёртыми до кровавых пузырей. Степной ветер, словно завершая адскую картинку, безжалостно иссушил некогда прекрасное лицо. Обессилевшая и почерневшая от горя женщина смело бросила в лицо Хану суровые слова: «Ты уничтожил мою станицу, вытоптал поля и угнал скот. Твои воины убили стариков, растерзали детей и надругались над женщинами. В твоём плену мой отец, сын и муж. И я пришла за ними. Если не отпустишь, я понесу свой тяжкий Крест и останусь здесь».

Удивился Хан, и сказал: «Ты честная жена, хорошая мать и любящая дочь. Аллах милосерден, а мы не воюем с женщинами. Но всех, за кого ты просишь, отпустить не могу. Выбери одного». В шатре наступила такая тишина, что слышно было, как на пол капают слёзы: «Хан! Отдай моего отца!».

Хан усмехнулся: «Как ты глупа, неверная. Твой отец старик, если не жаль мужа, то пожалей сына». Казачка ответила: «Сын станет юношей, и убежит из твоего плена. Муж храбро сражался и не запятнал своё имя бесчестьем предательства. Если он погибнет в неволе, Бог даст мне другого. А вот нового отца у меня не будет никогда».

Коварный Хан произнёс: «Это твой выбор, но есть и моё условие: найди в степи ромашку с лепестками не белого цвета. Возьми её, и ищи своих мужчин, где пожелаешь. Твоё время – пока цветок не завянет. Не успеешь, останешься здесь». И предвкушая радость приобретения новой рабыни, Хан отпустил женщину в Орду.

Велика христианская любовь и широко славянское сердце, потому и нашла казачка на самом краю степи неведомый цветок с сиреневыми лепестками. Сорвала, а нежный стебель в её ладонях вдруг стал твердым как сталь… Так, держа в руке неувядаемый цветок, прошла она все невольничьи рынки, нашла своих любимых и привела на Дон».

10588908_685270491563920_1545134231_n

У нас говорят, что донские бессмертники, все до единого, выросли из семян того самого цветка. И дают сиреневый цветок казаку при отъезде в дальний путь, чтоб дорога было легче, и чтоб вернулся назад, целым и невредимым…

Много позже, размышляя об удивительной силе художественного воздействия новочеркасского Разина, мне не раз вспомнилась эта красивая легенда. Неувядающий бессмертник, словно устраняя политическую ошибку, незримо присутствуя в жизни Вучетича, собрал в один венок Россию, Черногорию и Украину.

Тот цветок с сиреневыми лепестками растёт на Родине скульптора, в степи около бывшего Екатеринослава, ныне украинского Днепропетровска. Кто знает, может быть в холодном декабре 1908 года, когда в семье серба Виктора Вучетича родился сын, букет сухоцветов был и в том доме?

Маленький Евгений недолго прожил в Екатеринославе. Работа отца, горного инженера была востребована на Кавказе. Около города Грозный пробурили нефтяную скважину, разработки требовали квалифицированных специалистов.

Революционные события вернули семью на Украину. Но жить в Екатеринославе, городе раздираемом политическими, военными и этническими конфликтами было опасно, и Вучетичи переехали в Ростов-на-Дону. Грустный, почти столетний поворот исторической спирали … на Дон от войны бежали тогда, бегут и сейчас.

10585446_685273868230249_111230047_o

Юг России начала двадцатых годов прошлого века – не самое лучшее место для воспитания мальчика из дворянской семьи. Книжные представления об устройстве мира трещали по швам, сталкиваясь с суровыми реалиями действительности. Сегодня, гуляя по тихим и красивым улицам нашего города, мало кто вспоминает, что в криминальном мире царской России за Ростовом-на-Дону крепко закрепилась репутация бандитской столицы. Так и говорили: «Одесса – мама, Ростов – папа»…

В кровавой бойне Гражданской войны власть в городе, с кинематографической скоростью переходила из рук в руки, становясь то белой, то красной. На ростовских улицах, превратившихся в арену жёсткого противостояния, двенадцатилетний Евгений получил свою первую контузию.

Можно ли было удержать рано повзрослевшего подростка от уличных боёв? Узнав подлинные черты сербского национального характера, твёрдо скажу: «Нет». В этом менталитете глубоко «сидит» пассионарий. Настоящий серб всегда немного Обилич, Тесля и Принцип одновременно. И это внутреннее стремление к справедливости не зависит ни от возраста, ни от занимаемого положения. Обидно, если стандарты западной морали, неизбежно последующие «за интеграцией в европейское пространство», проглотят само понятие сербства, оставив нам только внешнюю атрибутику в виде развесёлых песен и замечательной кухни. Растворив в суррогатном бульоне «общества потребления» всё то, что серба делает Сербом, Запад приобретёт серую массу красивых, здоровых и обезличенных рабочих рук. А для славянского мира это будет потеря целой цивилизации.

В 1920 году Первая Конная Армия Семена Буденного поставила точку в гражданской войне в Ростове. Мирная жизнь начала постепенно налаживаться. Евгений рос, учился, взрослел и всем сердцем полюбил шумный, весёлый и стремительно растущий город на Дону, отличаясь от своих сверстников только необычным увлечением рисованием и лепкой. На счастье, искры таланта была замечены, и всячески поощрялось друзьями и родителями. Потому и выбор жизненного пути был однозначен: в 1926 году юноша с пронзительными сербскими глазами поступает в Ростовскую художественную школу.

Удивительна российская «не провинциальная провинция», как много необычного, доброго и светлого она рождает и хранит. Любая из тогдашних преподавательских фамилий ростовской художественной школы могла быть сравнима с лучшими европейскими педагогами. И далеко не в пользу последних.

10563230_685298394894463_360024397_o

Талант Вучетича укрепляется и мужает под руководством прекрасных педагогов. Директор школы А. С. Чиненов, в прошлом передвижник, и преподаватель живописи А. И. Мухин смогли найти ту тонкую грань, которая заставляет художника понять всю меру ответственности за данный Богом талант. Его учителя, твёрдо поставив будущего скульптора на фундамент русского реализма, воспитывают в нем необыкновенную волю и упорство в достижении поставленной художественной цели.

Человек на войне и правда его героизма – вот темы, которые на всю жизнь захватывают Вучетича. Даже в его ранних студенческих работах внутренний темперамент и экспрессия прорываются в образах стремительно скачущих всадников и поверженных врагов. В 1930 году Евгений оканчивает художественную школу. Потом была поездка в Ленинград, в Академию, так называемый «институт пролетарских изобразительных искусств». Но ленинградский период был не долог. В консервативных рамках формализма, царившего в стенах института, удержать буйную голову ростовчанина с сербскими кровями было невозможно. И в 1933 году он возвращается в Ростов-на-Дону, где сразу окунается в кипучую общественную и творческую жизнь города. Лидер по природе, Вучетич участвует в нескольких крупных проектах, среди которых работа над необычным по замыслу зданием Драматического театра имени Максима Горького, гостиницей «Ростов», и многими другими. Творческие удачи не успокаивают, напротив, талант Вучетича ищет всё новые и новые приложения. Здесь, в Ростове, который в тридцатые годы, по сути, переживал своё второе рождение, Евгений впервые начинает работать над художественным оформлением целостности городского пространства, связывая скульптуру с архитектурой.

10615669_685270738230562_765232437_n

Грандиозные созидательные планы реализуются не только в Ростове. В Москве полным ходом идет масштабная реконструкция и новое строительство, в столицу приглашают лучших специалистов со всей страны. Вучетич работает на возведении гостиницы «Москва» и Государственной библиотеки СССР, а ещё руководит экспериментальными мастерскими Управления строительством Дворца Советов. Участие в многочисленных конкурсах по проектированию памятников и в художественных выставках приносит скульптору не только общесоюзное, но и международное признание. Он многократно удостаивается престижных премий, в том числе золотой медали Всемирной художественно-промышленной выставки в Париже в 1936 году.

Планов и дел много, но они остаются «в проекте», начинается Великая Отечественная Война. Удивительная несгибаемая черта характера – ответственность за судьбу страны. Вучетич, как известный и титулованный скульптор имеет «бронь», и вполне может достойно трудиться в тылу. Но в самые первые дни войны Евгений уходит на фронт рядовым солдатом-добровольцем. Воюет героически, быстро становится офицером, переживая вместе с Родиной самые страшные дни войны. Попав в фашистское окружение, он не только не ломается внутренне, но и всей своей могучей волевой натурой поддерживает боевых товарищей. Будучи тяжко ранен, серб Вучетич выводит свою батарею из «Долины смерти»…, а совсем неподалёку, другой офицер, с очень русской фамилией Власов, уже идёт иудиным путём.

Вторая, после юношеской, контузия не дала Евгению Викторовичу возможности вернуться на фронт. Он уходит в Студию военных художников имени М. Б. Грекова, и документальными зарисовками, этюдами и скульптурными портретами продолжает свою борьбу с фашизмом.

Война очистила и заострила талант скульптора. В его творчестве появились новые ноты. Он, как любимый им Микеланджело Буонарроти, отсекает от чистоты мрамора своих работ всё лишнее. Его послевоенное творчество – это летопись великих событий. Вучетич ставит перед собой задачу создать галерею скульптурных портретов участников Великой Отечественной войны. К делу подходит ответственно, изучает до деталей и жизненный путь, и военные подвиги своих героев. Работает быстро, словно понимая, что придет страшное время национального забвения, когда подвиг Правды придется защищать от Лжи трусов и предателей.

10613937_685271101563859_71749664_n

В 1944 году, когда кровь советских солдат ещё лилась по Европе, Евгений Викторович начинает работать над памятниками, увековечившими подвиг народа, спасшего мир от ига нацизма. И очень скоро, в Трептов-парке, над страной породившей коричневую чуму, христианским героем Победоносцем восстанет советский солдат-освободитель. Иван Воин, с мечом, разбивающим фашистский символ, и маленькой девочкой, светлым Ангелом мирной жизни, прильнувшей к сильной груди. А в американском Нью-Йорке перед зданием Организации Объединенных Наций, появится мудрая аллегорическая статуя «Перекуём мечи на орала». И над волжскими степями, где каждый год на Мамаевом кургане расцветает наш стойкий сиреневый цветок, торжеством силы Веры и любви к Отечеству засияет великая Родина-Мать.

10581055_685271264897176_14004813_n

В 1958 году Вучетич закончил скульптуру Степана Разина. Евгению Викторовичу её никто не заказывал, эта работа была внутренней потребностью художника, творческим поиском истоков величия души и глубины русского характера. Одна деталь, бессмертник в руку Разину попросил вложить Михаил Шолохов, с которым Вучетича связывали долгие годы искренней дружбы. Говорят, Михаил Александрович очень любил этот степной цветок…

В яркой жизни нашего русского серба было много достойных побед. Пожалуй, чтобы стать знаменитым, любому другому скульптору хватило бы и десятой доли такого таланта. Но было у Вучетича то, чего художнику никогда не смогла простить завистливая серость: честь, достоинство и стойкость убеждений, не меняемых в угоду политической ситуации. Серость завидовала его умению, оставив бессонным ночам сомнения и творческие поиски, сделать работу лёгкой и красивой. Не могла терпеть природную красоту и аристократизм, не прощала гению ни малейшей ошибки, ни минутной слабости. Словно о них сказал Христос: «Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь…»

Ещё при жизни Евгения Викторовича ругали. То за следование традициям русского классицизма, то за отход от них. То за серьёзность в отношении мельчайших деталей, то за некие художественные условности. То за гигантоманию при создании скульптур вождей, то за мелкотемье в скульптурных портретах людей труда.

С его памятниками не раз «воевали». В период десталинизации убрали памятник Сталину на первом шлюзе Волго-Донского судоходного канала, потом, на всякий случай, Ленину. А в 1991 году начало бандитской эпохи Ельцина ознаменовалось варварским сносом памятника Феликсу Дзержинскому в Москве. Однажды скульптор написал: «Двадцатый век – это век нашей Родины, век её славы и гордости!». Но в конце столетия, под улюлюканье обезумевшей толпы страну лишали памяти и истории.

Не вспомнили о столетии скульптора в украинском Днепропетровске. Да и сейчас в незалежної, монумент Матери-Родины на склонах Днепра новый предмет двусмысленных насмешек и разговоров о русском засилье в среде «национальной» интеллигенции. Не так давно, Олег Скрипка – фронтмен рок-группы «Вопли Видоплясова» предложил переодеть скульптуру в украинский национальный костюм.Памятник

10584120_685271554897147_1333543575_n

Есть бессмертник и на прародине Вучетича. Он цветёт в той самой прекрасной Черногории, куда рвалась душа великого художника, и где он так и не успел побывать. Однажды, вспоминая о своей творческой командировке на очередной конкурс, Евгений Викторович скажет: «Отец у меня черногорец. А ты знаешь, что такое зов предков? Тебе никогда не приходилось испытать это странное необъяснимое чувство?» И на секунду задумавшись, продолжит: «А я испытал его на себе. На теплоходе мы плыли в Италию. Представляешь жаркий солнечный день, на море штиль, тишина. У берегов Югославии – зной. Я стоял на палубе, опершись на перила, и смотрел на берег. Мне чудилось, что там таится что-то дивное, волшебное. Берег манил к себе какой-то колдовской силой. Он звал: «Ну, иди же, иди». Это было какое-то наваждение, овладевшее мною. Казалось, я не удержусь, еще минута, и я брошусь в море и поплыву на этот зов».

Вучетич ушёл из жизни в расцвете творческих сил и грандиозных замыслов, не увидев ни горбачевской перестройки, ни ельцинских реформ, страшного времени, когда его противники рушили всё то, что было смыслом его жизни.

Великий русский с сербской душой ушел в вечность, оставив нам свою Правду… и стойкость Бессмертника из казачьей легенды.

 

Werbeanzeigen

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden /  Ändern )

Google Foto

Du kommentierst mit Deinem Google-Konto. Abmelden /  Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden /  Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden /  Ändern )

Verbinde mit %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d Bloggern gefällt das: